26 апреля - 24-я годовщина Чернобыльской трагедии

2011-10-03 ## 01:01   

Не верьте тому, кто утверждает, что машины времени нет и ее не может быть в принципе. Она есть - я сама недавно на ней путешествовала ... Правда, на первый взгляд она выглядела как обычный "Фольксваген" (извините - не знаю, какой модели) синего цвета, за рулем которого сидел далек от фантастики и путешествий во времени и пространстве монах - брат Корнелий Консэк (читатели нашей газеты помнят его гениальные - без всякого преувеличения! - фотографии с выставки "Пятое Евангелие", которая работала в прошлом году в Островецкой центральной библиотеке). Именно с его помощью и в определенной степени по его инициативе мы с сестрой осуществили это путешествие в прошлое.

Деревня Влас Хойникского района, где я родилась, в которой прошло детство, где я училась дружить и узнала, что на свете есть не только доброта и сострадание, но и зависть, злоба и предательство, где познала всю сладость и горечь первой любви, где в небольшой деревянной избе в ивовых ходунки сделали первые шаги не только я и старшие братья и сестра, но и имеет сын и дочь, где большая русская печь еще помнит проворные, неутомимые мамины руки, а оставшиеся хозяином и своими крылатыми обитателями пчелиные ульи обиженно ждут их возвращения - деревня Влас умерла 3 мая 1986 года. Вдруг, в один момент, когда в красную субботу, накануне Пасхи, отсюда вывезли всех жителей, в том числе и моих родителей - как тогда говорили, на три дня. Тянущиеся вот уже почти четверть века ... После того я приезжала сюда дважды. Первый раз - в ноябре 1987 года. Самое сильное впечатление от того свидания с родиной - тишина. Так случилось, что тогда на какое-то время я осталась в деревне одна - совсем одна! И в какой-то момент, когда стих гул отъехав в другую деревню машины, понятно, что такое мертвая, абсолютная тишина, которая не нарушается ни словом человека, ни плачем ребенка, ни щебет птиц, ни стуком молотка, ни скрипом несмазанных дверей ... Этот звуконепроницаемой монолит жал с такой силой, что казалось: еще мгновение - и меня не станет, и я тоже стану тишиной, маленькой молекулой в этом монолите ... Тогда меня спасло ворона, которая каркнула где-то вдали - и вернула к действительности, сообщила, что мир живет - даже в мертвой деревне. То "Кар-р!" Было как гимн жизни!

В другой раз мы приехали сюда с сестрой десять лет назад, в 2000 году, на Радуницу. Тогда для меня открытием стало понимание, что пространство способна сжиматься. Физически, в буквальном смысле этого слова. Высокая горка, с которой мы, детвора, катались на санках, исчезла, смешался ... Длинная улица до магазина и кладбища стола - глазом бросить, в двух шагах ... перешеек ольшаника за огородами, куда мы летом ежедневно бегали собирать душистую малину и откуда, усталые, козырьки домой, кажется, целую вечность - теперь на расстоянии вытянутой руки ...

А еще тогда я поняла, что нет предела как в человеческой доброте, так и в людской алчности и жадности. То, что с отселенных домов вывезли-вытащили все, что имело хоть какую-нибудь ценность: бытовую технику, мебель, лучший посуду, вещи - я отметила еще в первый свой приезд. И не просто вывезли - еще и побили-сокрушили все то, что забрать не смогли или не захотели. А позже очередь дошла до домов. Трудно сказать, кому и зачем понадобилось дерево из наших не самых добротных домов: леса в наших краях - не островецкая рослые сосны, а большей частью листовныя перелески. Но моя подруга и ее семья были в неописуемым шоке, когда, приехав на свидание с родным домом, увидели на его месте только остатки обрушившейся печи ... Прости, Господи, всем тем, кто это делал - так как не знают они, что творят ... А если знают и делают, то какой же страшной должна быть кара за этот грех - разрушенную память, грабеж мертвого тела безвинно убитой деревни ...

В то свой приезд мы встретились с односельчанами - их в тот год приехала в Улас много, целый автобус - почти все, кто имел силы и хоть самую малейшую возможность добраться на свидание с родиной. И перабачылися, с трудом узнавая после стольких лет разлуки бывших одноклассников и их родителей, и наговорились-навспаминалися-нафатаграфавалися ... Смотрю сегодня на эти фотографии: многих в то приезд я видела в последний раз ...

И вот - очередное свидание. Не могу объяснить даже самой себе, почему я так волнуюсь. Несколько ночей подряд мне снится, что я еду в Власов - и не могу проехать по заросшей ивой дороге, вообще не нахожу эту дорогу, не узнаю свою деревню, не могу найти могилы дедов и бабушек на деревенском кладбище, мне мерещится, что никто не приехал на этот раз в деревню, и я там снова, как много лет назад, одна ...

На самом деле все не так. Поездка вновь приурочено к Радуницу - это единственный день в году, когда в зону отселения пускают без специальных документов, только по регистрации на пункте пропуска, и конечно, многие, не только мы, стремятся использовать эту возможность: место и время встречи с родиной остаются неизменными на протяжении всех послечернобыльских лет .. Поэтому дорога совсем не пустынная, скорее наоборот: машины едут и в отселенные деревни и уже - что особенно удивляет: утро же еще! - Назад! У нас с сестрой - непреодолимое желание: каждую из таких остановить и спросить: вы не из Власов возвращаетесь? А вы кто, чьи? Нам страшно не встретиться с кем-то из земляков - опять на годы, а может - и навсегда. Кстати, как выяснилось позже, так и случилось: на той дороге домой сестра разминулась со своей одноклассницей и подругой юности Ольгой Михеденка (Сидаровскай, как говорили у нас в деревне) и всю дорогу назад сожалела о неадбывшайся встречи ...

Второе удивление: дорога. Сказать, что она в отличном состоянии, конечно, было бы преувеличением, но все же в довольно приличном, проехать можно. Что, видимо, и делают здесь регулярно сотрудники Полесского радиационно-экологического заповедника и пожарной службы - их машины мы регулярно встречаем в разных деревнях: это для нас сегодня - долгожданное свидание с родиной, а для них - повседневная, только более напряженная в этот день, работа ... Деревенское кладбище на песчаном холме в окружении лохматых сосен и коренастый дубов - самое живое место во всей деревне. И самое ухоженное. В общем, не покидает ощущение, что ты попал не просто в мертвую деревню, а в селение, где, как бы парадоксально это ни звучало, живут только мертвые. Заросшая травой улица, которую уже начинает брать в плен непроходимый кустарник, единые тропы на которой протоптали дикий и лоси - их следы мы встречаем на каждом шагу. Дамы - заброшенные, которые - разрушены, заборы - поваленные. И среди этого запустения - яркие краски: побелены и свежевыкрашенными памятник погибшим землякам. В почти идеальном порядке - братская могила, где во время войны были убиты 160 моих односельчан, имена которых я знаю только по книге "Память" и по воспоминаниям мамы, которые - ах, это наше извечное, непростительно, невыправимае "нет времени" - я так и не успела записать. На кладбище "рвут глаз" свежие полотенца, краски на только что покрашенных крестах и ​​ограждениях родных могил и яркое рознаквецце траурных венков и искусственных букетов ... На могилах по исконной деревенской традиции - крашеные яйца, пасхальные булки, разноцветные фантики конфет ... И - односельчане! Наши люди! Уласовцы! Родненькие, милые, дорогие! Мы с трудом узнаем друг друга - столько времени не виделись. Но от того встреча не менее дорогая ...

И только после того, как мы павитаемся и поговорим со своими земляками - живыми и мертвыми - на кладбище, расходимся по своим домам - поздороваться и с ними. Сказать "спасибо" Белене большой печи, которая некогда грело нас и на которой было выслушано столько сказок, интересных, смешных, страшных историй, в "шейку" которой мы, малышня, подглядывают за взрослыми гостями, в печурку которой сушили зимой промокшие вдребезги рукавицы ... подержаться за стол, на котором мамиными стараниями всегда стояли рассыпчатая белых каша, наваристые борщи, пухлые блины, а по праздникам - непревзойденный по вкусу вареники с маком, душистый салцисон, который у нас называли ковбикам, и никогда больше не каштаваныя, никем и никогда не сделаны лучше Кривенков. Погладить отцовскую засаленную спецовку, которая так и висит в углу на гвоздику рядом с маленькой курточки моего сына - ее Костя надевал, когда приезжал в гости к бабе с дедом. Калыхнуць кроватку, в котором некогда спали мои дети - а сейчас он стоит, выброшен, на улице ... Заглянуть в колодец с некогда долговязым, а теперь искалеченным, одноногий "журавлем" - не напоит он уже меня своей самый вкусный в мире целебной водой ...

- Что вы чувствуете? - Интересуется у нас брат Карнелий.-Есть ощущение возвращения на родину?

А я, журналистка и писательница, член двух творческих союзов, не могу подобрать слова, чтобы рассказать все то, что творится в онемевшая души. Такое ощущение, что меня на машине времени перебросили более чем на два десятилетия назад. В какое-то другое измерение, где все до боли, да замирания сердца близкое и дорогое - и одновременно нереально, невозможно чужое. Туда, где перестала существовать пространство, остановился время, имеют свойство исчезать звуки. Где живут по своим собственным законам только мертвые - деревья, дома, вещи, кресты. А живые раз в год приезжают, чтобы встретиться с ними. Не для того, чтобы растравила душу - а чтобы, несмотря на весь невыносимый тяжесть этого свидания, который будет давить на сердце еще не один день, почувствовать, вспомнить, убедиться, что ты - не человек без родины, не Иван безродный, что и в тебя на этом свете есть местечко, где ждут твоего прабачальнага прикосновения и радуничнага крашеного яйца дедовские могилы, где зарыта твоя пуповина, где желтый сыпучий песок помнит, как вязнувшие в нем жарким летним днем ​​твои босые ноги, а сирень, что захватил в плен весь цветник - вкус твоего первого поцелуя ...

Для этого раз в год, на Радуницу, мчаться в зону отселения вблизи и издалека машины, везут на свидание с родиной ее разбросанных по всему миру детей ...

Нина Рыбик.

просмотров:2345

Вакансии в Островце

Фотоальбом Островца

Первый снег в Островец 25.10.2017 #типичныйостровец
Описание :Первый снег в Островец 25.10.2017 #типичныйостровец

Курсы валют в городе Островец

Прогноз погоды в городе Островец