Игнацова и его жители

2011-10-03 ## 01:00   

Доехать до этой деревни не так и просто. Особенно весной или осенью, когда лужи разливаются в хорошие пруда, а глубина колеи на дороге отпугивает и лихача. Впрочем, и в распутицу добраться до Игнацова можно - достаточно оставить машину на обочине и полтора-два километра пратэпаць пяшэчкам. Пошли-пошли, уважаемый читатель! Заляжалися за зиму на теплой печи (как вариант - у горячего радиатора центрального отопления) - самое время ноги размять, кровь быстрее бежать заставит.

Кто бы спорил: холмов на Астравечынне - как троллейбусов в Минске. Только Игнацовския - особенные. Перепады высот здесь - ого-го! Но в каждой горки округлый мягкий силуэт. Уют такова, что, кажется, как в той песне - "а я лягу-прилягу ... головой на холм ..., а ногами в долину - пусть накроет туман". Туманы здесь, если верить местным жителям, "запасного": по густоте - что рождественский кисель, а уже по таинственности ... выплывают они из глубин бездонного горло самой высокой в ​​районе горы Замковки. Той самой, внутрь которой (еще за царя Гороха) провалился замок - вместе с людьми, скотом, домами и всем добром. Столетия помчат с тех сединами покрытых времен, а в тихие безветренный ночи, когда окружающая заливает неживой свет бледнолицый полнолуния, в недрах Замковки - достаточно приложить к земле ухо - можно услышать жужжание церковных колоколов. Это жители замка справляют сами по себе поминки. Что же удивляться, что туман в окрестностях Игнацова полный привидений!

- Конечно, можете нам не верить, - в ответ на мою иронию пожимают плечами жители Игнацова. - Только Леха (бездонная дыра) действительно в Замковцы была. Еще наши родители ее помнили. Рассказывали: камень бросишь, а звука от удара о дно не дождешься - глубина ... Пытались спускать туда на вожжей кота - неживого вытащили обратно. Видимо, воздух в глубинах нет. Потом дыра заросла дерном и лесом. Но родители запрещали нам на Замковку лазить - боялись, чтобы не попали на Леху да не провалились под землю.

- А еще говорили старшие люди, что в болото Тубиса (у Замковки) наполеоновской армии забросила бочки с награбленным золотом, - вступает в разговор Станислав Курило. - Французы отступали - голодные, усталые, замерзающего от почти 40-градусных морозов. Им в спину дышали преследователи-русские. Не до золота стало - вот и оставляли бочки в трясину. В старину же здесь болота были непроходимые - коровы, бывало, проваливались, и следа от них не оставалось. И люди иногда гибли. После мелиорации болота змяльчэли, тростником поросли - попробуй найди, где оно, то золото.

Гелен Антоновна МИЦКЕВИЧ, 1914 года рождения:

- Вот незадача! А я ничего об этом не слышала. Чтобы ведая была бы пяляскавшыся в трясине. Все лучше, чем горе-беду ложкой кушать. Я родилась в Ново-Вильне, куда родители выехали сразу после свадьбы. Жили на частной квартире, папа работал на кассовой (по изготовлению приспособлений для косьбы - Г.Ч.) фабрике - с его зарплаты и держались. Мне было полгода, когда папу забрали на войну с тем - еще прежде-немцем. Мама рассказывала: покачал меня на прощание, обнял ее - и пошел. А нам куда было деваться? Мама без работы, и устроиться не приходится - я на руках. Брук грызть не будешь. Вот собрала она (а что там было собирать?!) Добро в узел - и вернулись мы в Игнацова. Приютила нас папина сестра. А домик у нее была без дымохода - теплилась во-курной. Пока дрова горят, двери на улицу открыта. Даже зимой, в мороз. А мы с двоюродным братом, моим ровесником босые бегаем. Замерзнет в ноги, юркнуть на печь, дохнет два-три раза дыма - и кубарем на улицу: откашляться. Вэндилися не хуже вельканоцныя колбасы, а росли же как-то. И не болели. Год за годом шел, а про папу - и не спрашивай. Война закончилась, а его нет. Мы уже и ждать перестали, когда он вдруг вернулся. Оказалось: в первые же дни попал к германцам в плен - работал в Баварии у немецкого господина.

Пришел папа - повеселела нам. Стали они с мамой комли из лесу на плечах таскать - свою избушку устраивает. Построили маленькую, зато с дымоходом. Домик есть, а в домике - немного. Зато дети пошли - одно за другим. А я с детства - на заработки. В старину же деньги, считай, не ходили - всего отработать надо было. Пустил корову к соседскому быка - отработай день. Одолжил лошадку - тоже Отработать. И в Бистрицкого ксендза Ликшы хлопотала, и в Канчанина, и в Савицкого ... Нет в окрестностях такого поля, чтобы я на нем не принадлежала ли из-под косы не подбирала.

А потом нам повезло. Родная сестра папы была замужем за состоятельным человеком, который в Майшаголе арендовал барские земли. Заболела у него лошадка, ветеринар посмотрел и говорит: "Надо срочно убивать, чтобы остальные лошади не заразились". Кстати, достаточно интересно услуга ветеринар на дом цена. Ну и собрались уже кобылку даразаць, а тут папа возьми и попросись: "Отдай, шурин, ее мне. Даст Бог - я ее выхажу ".

Привел он кобылку в ворота. Страшная, из носа тюря течет - золзы у нее были. Помню, как папа кобылку лечил: сухой куриный навоз зажечь и привяжет ей на шею. От теплого дыма она и вылячылася. Вот здесь мы уже зажили! Сядем с двоюродным братом на воз и едем в лес по дрова - что твои господа. Хватит на своем горбу их таскать!

Папа дрова в вязанки вязов и Вильнюс продавать возил. Сахара потом купить, хлеба. А еще наша деревня с горы жила - внутри вон той горы извести было полно. Все ее добывали и евреям в Быстрице продавали. Вот и мы с двоюродным братом, бывало, целый день копаем, а папа потом везет ее продавать. Школа? Какая там школа! Два года по два месяца зимой походила - вот и вся наука. Работать надо было. И с малыми сидеть - кроме меня, у мамы с папой еще шесть душ родилась. Последнее - когда я уже совсем девкой была, 22-й год шел.

Замуж я поздно пошла - в 32 года. За соседского парня. Росли вместе. Его на войну забрали - уже с другим немцем. И там сильно ранили. Вернулся домой еле живой. Несколько операций ему сделали, но три осколки так навсегда в ноге и остались - умер с ними. Вот с ним мы и поженились. Свадьба? А как же - было. Сварила мама окорок, папа два литра водки на стол поставил - и все свадьбу.

Звеньевая в колхозе работала. Только не особо имела времени на работу - дети сыпанули один за другим. Что два года - по ребенку. Всех в доме родила, без врачей. Пятеро у нас с мужем удалось. А растить их - дело известное: пока дети из пуха - сама из духа. Последнего сына в 1958 году родила. А вскоре и на пенсию пошла. Мать-героиня? Я? Бог с вами! Моя мама семерых родила, вот ей, говорили, такой медаль дали, но сельсаветчык, пока его вез, напился и медаль потерял.

От 21 января мне пошел 97 год. Ну и что?! Я еще многое могу. И сварить, и убрать, и дворик подгребает. Дети вот только не позволяют. А еще и в ягоды ... Грибов уйма, малины вот совсем рядом растут - у самой дороги. Как не собрать? Сын ссорится, чтобы не ходила, мол, от людей стыдно. Так я же приседает, когда машина рядом проезжает. Малинника вкусы - меня не видно. А в прошлом году под осень дети пазъязжалися и собрались в клюкву. Пока они сапоги обули, я уже в воротах стою. Раскрычалися: не возьмем, в болоте утонешь. Ну и не надо! Они ушли, а я за ними украдкой. Четыре литра с берега болота нашчыпала. А что они думали?!

Станислав Антонович Курило:

- Игнацова - особая деревня. Притягательная, как магнит. Где бы ты ни был, а связь с ней чувствуешь всегда. Я вот более 20 лет в Санкт-Петербурге прожил. Квартиру там получил на Петроградской. Работу имел хорошую - заведовал складом. Думал, в Питере и похоронят. Только устарели отца, стал к ним чаще приезжать, и однажды почти физически ощутил, как мне не хочется покидать родную деревню. Словно держит кто. Бросил я тогда российскую северную столицу и приехал в Игнацова навсегда. Питерские друзья отговаривали: скучно в цьмутаракании, как будешь обходиться без городских удобств? На селе же вода - в колодце, туалет - на улице, и центрального отопления нет. Я их послушал и сразу после приезда купил половину дома в Ворнянах - на площади, в барских домах. И что! Ворнянском дом для меня - как дача, а живу все равно в Игнацова. Не могу вам объяснить, только здесь земля другая - более мягкая, и вода в колодце - слаще.

Мы живем вдвоем с братом - оба холостяки. Так получилось, что не смогли себе подобрать невест. Разборчивы? Может. Нет, у меня были женщины. Жили даже вместе. Любу, последнюю свою гражданскую жену, я звал с собой, но город оставить она побоялась. Да и по семейным обстоятельствам не смогла - с дочерью у нее беда случилась. Так вот с братом и живем. Лошадка у нас есть - огород запахать или дров привезти - не надо ни перед кем шапку ломать. А что цветов у нас во дворе много - это моя заслуга. Люблю все красивое. Мама некогда смеялась, что мне надо было девочкой родиться. А по-моему, не в этом дело. Просто если ты хочешь жить среди красоты - сделай ее сам. Вот спилили недавно на улице старый клен, а пень оставили высокий. Я его раскрасил, насыпал сверху земли и посадил рассаду цветов. Теперь красиво будет всем.

Если бы каждый человек посадил бы хотя бы один цветочек или дерево ... Эх, какой бы красивой была наша планета!

Аленка ЛУКОЙЦЬ:

- Я хожу в пятый класс Трокеницкай школы. Или правильнее сказать - езжу, потому что нас туда возит автобус. Нас - это пять детей, четверо из которых ходят в школу, а пятый - в садик.

Мы живем с бабушкой - она ​​у нас хорошая. Стараемся помогать ей. Я вот дома убираю. И за коровой, если нужно, хожу. И кроликов кормлю. А вчера на панадворкку выгребла прошлогоднюю траву.

Мне очень нравится в Игнацова. Особенно летом - такая здесь красота! И воздух особенный - все так говорят, кто к нам из города приезжает. А люди у нас знаете, какие хорошие - друг другу всегда помогают.

Но когда я вырасту, буду жить в Ошмянах. Пойду учиться на повара. Как моя старшая сестра Аня. Это так интересно - вкусно кормить людей.

Наталья Ананьевна КУРЫЛЁНАК:

- А я из Калининградской области. Переехала сюда 12 лет назад. Из города. Там я работала организатором в клубе. А тут - домохозяйка. Нравится мне деревенскую жизнь. Тихо, спокойно, размеренно. Это в городе ты целый день проживаешь на бегу - и все равно везде опаздываешь. А тут - просто живешь. Замечаешь, как просыпаются почки на деревьях, как меняется цвет небес. Есть время подумать. Да что там! - Есть время жить.

Иван Вацлавович ЛУКОЙЦЬ

работает смотрителем на животноводческой ферме "Игнацова" - подвозить животному сенаж, силос, солому. А на собственном дворике его усердных рук ждет свое хозяйство - и накормить, и почистить, и забор подправить. Работа нелегкая, зато отдача хорошая - никто не откажется свежанинки отведать, домашнего приготовления колбаской-паляндвичкай полакомиться.

Усадьба Мелании Антоновны (бывшей звеньевая) и Иосифа Антоновича (бывшего колхозного строителя) Тумаш - последняя в деревне. А порядок - первый. Безупречно чистенький дворик, и в непогоду солнечный от сонма ярко-желтых нарциссов.

- А чем нам еще заниматься? - Улыбаются супруги Тумаши. ¬ - Пенсионерам только вокруг себя и остается грэбацца. А что цветов много, то отставать от природы не приходится. Это вы просто рано к нам приехали. Вот чтобы через пару недель. Как березки распустятся. Как сады зацветут. Как наши холмы полевыми цветами покроются. А соловьи как запоют - сердце млеет. Нет на свете деревни красивее, чем наша Игнацова! По крайней мере, для нас - ее жителей.

Материалы страницы подготовила Анна ЧАКУР.

просмотров:1539

Вакансии в Островце

Фотоальбом Островца

Первый снег в Островец 25.10.2017 #типичныйостровец
Описание :Первый снег в Островец 25.10.2017 #типичныйостровец

Курсы валют в городе Островец

Прогноз погоды в городе Островец

Счетчики сайта города Островец

Каталог Белорусских сайтов