Забыть нельзя. Жить в страхе - тоже

2011-09-26 ## 23:13   

24 года прошло с тех пор, как на наш народ навалилась страшная беда, которую никто не ожидал, - произошла авария на Чернобыльской АЭС. Годы проходят, но то, что произошло, в памяти людей, которых затронула своим крылом, эта трагедия останется навсегда. Родной дом, земля, могилы родителей, дедов и прадедов остались там, за колючей проволокой.

О том, что произошло 24 года назад, и сегодняшнее отношение к этой аварии - наша беседа с жителями Островца Алексеем Николаевичем Михеденкам и Алексеем Климентьевич Жиляка.

А.М. Михеденка

- Каким в вашей памяти остался день 26 апреля 1986 года?

Алексей Николаевич: Наша деревня в Хойникском районе - буквально рядом с Украиной, от Чернобыльской АЭС к нам напрямую - километров семь. На станции работали ребята из нашей деревни - они и привезли весть, что в Чернобыле что-то взорвалось. Никого это поначалу не испугало: ну взорвалась и взорвалась, лишь бы люди не погибли ...

Уже позже, как начали летать вертолеты вокруг деревни, появляться незнакомые люди, которые брали какие-то пробы, стало тревожно, слухи разные поползли. А еще через несколько дней на пастбище приказали не пускать коров, весеннюю посевную в колхозе приостановили, людей с работы домой отправили, потом - детей из села вывезли ... Тогда уже стало страшно.

Третьего мая с деревни забирали скот: сначала мы грузили на машины колхозную, потом - людских коров и свиней. А ночью нас разбудили и сказали, что деревню эвакуируют, надо быстро собираться и идти в автобус. Предупредили, что это на три дня, и с собой можно взять только документы, деньги и личные вещи. Но люди уже не верили ...

А.К. Жиляка

Алексей Климентьевич: Авария на Чернобыльской АЭС была полной неожиданностью. С подобными случаями никогда раньше не приходилось сталкиваться, к тому же все было покрыто тайной. Первые дни царили только предположения.

Суббота и воскресенье мы с семьей провели у родителей в пригороде Хойников. Сажали огород и несколько раз видели вертолет. Было такое ощущение, что он едва передвигается - видно, был сильно перегружен. Появились предположения, что-то неладно. От Хойников к Чернобыльской АЭС по прямой - километров пятидесятых

На то время я работал директором автобазы - и как только в воскресенье вечером приехали домой, раздался телефонный звонок: сказали, что-то случилось на АЭС, и попросили никуда не отлучаться. Люди передавали друг другу свои версии, поползли слухи ... И только где-то 4 мая созвали штаб и стали говорить об аварийной ситуации.

5 мая своих детей мы отправили к родственникам в Брест, там их проверили и положили в больницу. 6 мая началась эвакуация детей из Хойники - их вывозили в пионерские лагеря и санатории. Эвакуировали людей, проживавших в тридцатикилометровой зоне. Об жителей Хойников никаких разговоров не шло - каждый работал на своем рабочем месте.

- Если вы решили переехать?

Алексей Николаевич: Нашего желания никто не спрашивал ... В ту ночь, как эвакуировали, людей отвезли сначала в деревню возле Хойники, там расселили по домам местных жителей. У нас дочь жила в Хойниках, мы сразу поехали к ней. А потом - где только ни жили ... Немного у дочери, затем - у сына. Несколько недель лежали в больнице в Минске. Затем было решено жителей нашей деревни поселить в Рогачевском районе, стали там в деревне Стреньки складывать для нас щитовые домики, целый поселок Новоглаголево. Помню, председатель местного колхоза говорил строителям: "Вы качественно все делайте, так как эти чернобыльцы быстро умрут, а мне у них дома предстоит молодые семьи заселять". Много чего наслушаться и увидеть пришлось - всего не расскажешь ...

Мы жили на квартире у одной женщины - две семьи, четыре человека, и хозяйка. Все наши вещи, благо, что наживают годами, осталось в родном доме, поэтому все, от стола и шкафа до ложки и миски, надо было покупать ...

К зиме построили дома. Перезимовали, а весной - наводнение, и "поплыли" фундаменты, печи ... Стали переделывать. Года два там жили, а потом вернулись в Хойникский район, ближе к детям - нам все время говорили, что там уже все хорошо. Там также во всех деревнях поселков таких настроили со щитовых домиков, нам один выделили. Пожили немного - и жена стала сильно болеть, щитовидку ей удалили. Дочь со своей семьей переехала в Островец - ну и мы за ней. Купили домик в деревне Гальчуны - первый, что попался. Жили там двенадцать лет, хозяйка моя выздоровела, еще хозяйство держали - корову, свиней, огород сажали, даже дельцы свеклы в колхозе брали. Потом, как сил не стало, перебрались к дочери в Островец. Хозяйки моей уже почти три года нет, а я - то у дочери, то домой съезжу, пчел своих проведаю. Я и дома, на родине, ульи держал - люблю пчел, умные они. И говорят, мед радиации совсем не набирает ...

Алексей Климентьевич: Некоторые начали выезжать сразу же после аварии, другие о переезде даже не заикалися. Но мысли об этом возникали у всех. Однако чувство долга, ответственность и совесть не позволяли бросить работу, людей. Только в 1989 году наша семья решилась на переезд, и только ради детей. На то время старшему сыну, Георгию, исполнилось 12, а младшему, Юрию, - 5, и нужно было думать о их здоровье и будущее. К тому же это были как раз те времена, когда люди уезжали и им никто не возражал и не останавливал. - Как встретила вас Астравеччына?

Алексей Николаевич: Знаете, старому дереву тяжело приживаться на новом месте ... молодым, наверное, легче, а нам - сложно. Люди - они везде одинаковые, и хорошие, и плохие есть. Будешь ты к людям хороший, то и к тебе - с добром. Но ведь все свое, родное - родные, знакомые, друзья, речь, привычки, традиции - все там осталось. А здесь, пусть оно и не хуже, пусть даже лучшее, но ведь - чужая ... Конечно, человек ко всему привыкает, приспосабливается, если жизнь заставит. Так и нам - выбирать не приходится.

Алексей Климентьевич: С Островецким я познакомился в 1975 году - здесь жили моя тетя и двоюродный брат. На каникулах во время учебы бывал у них. Поэтому и решено было после аварии ехать сюда.

В Островец я ​​приехал одним из первых, в июне 1989 - был первооткрывателем. Уже позже сюда стали переезжать мои земляки. Устроился на работу в ДРСУ, а где-то в ноябре перевез свою семью. Получили дом, настроение было хорошее, а отношения с людьми у меня всегда складывались хорошо, поэтому жизнь начала налаживаться. Конечно, первые годы чувствовалось, что вокруг все чужое, но адаптация проходит и сейчас чувствуешь себя так, как будто бы жил здесь всегда. - На родину наведываетесь часто? Алексей Николаевич: Где там! Мне уже 82 года - куда я доеду? Чтобы еще ближе было, а так ... Дочери вот иногда съездят - туда на Радуницу пускают без пропусков. Потом приедут, расскажут, что да как, фотографии покажут, приветствия передадут от односельчан ...

Алексей Климентьевич: Может, и не так часто, как хотелось бы, но раз в два года ездим всегда. Родственников там уже нет. Посещаем могилы отца, дедушки и бабушки. Убираем, красим, вспоминаем ... Идем по городу - и всегда сравниваем его с Островцом. И тогда кажется, что время там остановилось. Островец развивается, благоустраивается, хорошеет. В Хойниках все осталось таким, как было двадцать лет назад. Конечно, там - родина, но и здесь - тоже родина, а еще - наша жизнь.

- Как вы восприняли известие о том, что в нашем районе планируется построить первую белорусский АЭС? Алексей Николаевич: А что уж мне? Я свою жизнь, считай, прожил ... Хотя не думаю я, что такое, как в Чернобыле, может снова повториться, - говорят же, что даже бомба дважды в одну воронку не попадает. Да и научить людей та беда должна была.

А пока не случилась эта авария, ничего плохого от Чернобыля мы не видели. Обеспечение там хорошее было, сельчане ездили в Припять за товарами и продуктами. Не скажу, чтобы в нашей деревне люди болели, хотя жили мы рядом, и грибы, и ягоды собирали, и рыбу в Припяти ловили, и свое все выращивали. Такой болезни, как рак, можно сказать, не знали - одна только женщина из нашей деревни и умерла от нее к аварии. Это сейчас - где только ни услышишь ... Так что думаю, что атомная электростанция сама по себе не страшна - важно, чтобы работала она как следует, чтобы люди грамотные и толковые ее обслуживали, чтобы не допустили того, что случилось в Чернобыле.

Алексей Климентьевич: Это меня ни в коем случае не пугает. Разные времена - наука шагнула далеко вперед и ничего страшного в строительстве я не вижу. Да и раньше не видел. Рядом с нами располагалась Игналинская АЭС - это мы отметили еще при переезде. Ирония судьбы? И ничего - жили. И теперь будем жить! А строительство белорусского АЭС - это сильный толчок для развития нашего города и страны в целом.

Вопросы задавали Нина Полесский и Елена Ярошевич.

просмотров:1539

Вакансии в Островце

Фотоальбом Островца

Первый снег в Островец 25.10.2017 #типичныйостровец
Описание :Первый снег в Островец 25.10.2017 #типичныйостровец

Курсы валют в городе Островец

Прогноз погоды в городе Островец

Счетчики сайта города Островец

Каталог Белорусских сайтов